Влюбиться можно в любом возрасте

Чем старше становишься, тем лучше секс. Жаль в юности я этого не знала. Но я хочу рассказать тебе о любви, которая, правда, началась с безумного запретного секса.

Когда мы познакомились мне было 47, Алексею – 21. Хуже того, он сын моей лучшей подруги. Да, так тоже бывает.

Наверно, ничего не случилось, живи я в Москве. Тогда мы с подругой ездили бы друг к другу в гости, водили сыновей на детские спектакли, ели мороженое в парке Горького или на ВДНХ, если бы я видела как мальчик растет, прогуливает школу, дерзит маме, но я в конце 90-х уехала в Берлин и все это пропустила. Подруга прилетала в гости редко и всегда одна. Честно говоря, мы больше обсуждали мужчин, диеты и платья и кремы для лица, чем детей. Мальчик Алеша рос где-то в далекой холодной Москве и я про него почти ничего не знала.

Пока однажды вечером не раздался телефонный звонок. Подруга жаловалось, что деточка окончила институт, кем работать не знает и мается. Просила разрешение прислать Алешу ко мне на пару недель, чтобы посмотрел город и, возможно, увидев другую жизнь, загорелся желанием хоть что-то делать. Я вздохнула, но согласилась. На самом деле, она столько раз выручала меня с документами и мамой, что отказать рот не открылся.

И вот я оформляла приглашение неизвестному мальчику, который грозил испортить мне первое свободное лето. Сын только окончил школу, поступил в Марбурге в университет и до сентября улетел к отцу. Если у вас есть дети и вы растили их в одиночестве, вы поймете, какой груз свалился в том июле с моей шеи. Школа, экзамены, волнения совершенно меня опустошили, хотелось тишины, отсутствия новостей, кофе с молоком на балконе по утрам, ужины на верандах под небом ночью и забыться, выдохнуть, читать и даже работу подвинуть. А тут какой-то незнакомый мальчик летит в мой дом. Мысль об этом подпорчивала настроение, но я утешала себя, что недели пролетят быстро, а впереди еще длинная теплая берлинская осень, наверстаю.

Но в аэропорте ко мне подошел совсем не мальчик, а рыжеволосый красавец и я озадачено смотрела на его веснушки снизу вверх и жалела, что не накрасилась. Резко захотелось стянуть джинсы, носить платья и показать Алексею Берлин. Но я держала себя в руках, я же была взрослой умной женщиной 47 лет и прекрасно видела интерес в его глазах. Это сын твоей лучшей подруги, напомнила я себе, когда поймала взгляд Алеши в зеркале в лифте на парковке.

Клянусь, я старалась даже не улыбаться, чтобы не провоцировать. Я продолжала носить джинсы, красила только ресницы и представляла, что приехал племянник. И был остров музеев, и Бранденбургские вороты, и парки на великах, посиделки в кафе, и вечеринки у друзей в галерее, мы даже в Зоопарк сходили. Мы так много смеялись! Я почему-то вспоминала свои 20 лет, какой сложной я тогда была, как спешила жить. Алеша оказался другим – умным, но без амбиций, нежным, начитанным, быстрым. Мы подружились, он помогал мне в мастерской и я сделала, кажется, сотни его фотопортретов за неделю) Знаешь, эффект влюбленной камеры? Когда снимает тот, кто любит, на фотографиях появляется особый свет и ловко ловишь ракурсы и моменты, успеваешь поймать то, каким ты видишь любимого. Один из тех снимков и сейчас висит в мастерской.

До самолета в Москву оставалось 2 дня, я считала что приобрела нового друга и стойко выдержала искушение, я грустила, когда представляла, как провожаю Алешу в аэропорте, но гнала мысли прочь. Мы завтракали в кафе, Алеша рисовал на салфетке, я закрыла глаза и загорала. И вдруг почувствовала его губы. Он целовал меня нежно и уверенно. Я замерла и, кажется, даже дышать перестала, так и сидела с закрытыми глазами в лучах солнца, пока мальчик не взял в ладони мое лицо. Открыла глаза и увидела его – совсем близко карие глаза с длиннющими ресницами, смотрят спокойно и лукаво. Я спрятала лицо, уткнулась в его плечо. Солнце грело затылок и я чувствовала, что плыву как по медленной реке и мне сладко, и так легко.

Ночью он пришел в мою комнату.

Когда ты взрослая, на многое смотришь спокойней. Конечно, я чувствовала себя виноватой перед подругой, чувства бурлили самые противоречивые, но секс был так хорош! И днем нам тоже было отлично. Я решила, что готова позволить этому быть. “Этому” – другими словами я не называла то, что с нами случилось. И не строила планов.

Алексей сдал билет и мы на машине уехали во Францию, где меня ждали на месяц расписать ставни и стены загородного дома. Его виза закончилась и мы с ужасом думали, что будет, если на границе автомобиль остановят. Но немецкие номера не привлекли внимания полиции и по дороге обратно. Мы загорели и вернулись в Берлин парой, и Алеша бросился атаковать институты, чтобы начать учиться и получить учебную визу. Я была не готова думать о будущем. Меня переполняло необъятное счастье и страхи. Я боялась, что нас будут принимать за мать и сына, боялась, что Алеша сбежит от меня к молодым девчонкам, боялась, что выгляжу старухой, боялась, что мы поменялись ролями – я была художником, а он моей юной музой. Спасало только вино и еще его глаза и губы. Когда я видела, как мой мальчик смотрит на меня, я успокаивалась, страхи отступали.

Перед Рождеством пришлось поговорить с сыном.

– Ну, мать, ты даешь! – Присвистнул сын и отказался приезжать на каникулы. – Я в порядке, но лучше не приеду.

Я расстроилась и обрадовалась одновременно. Мне и самой нужно было время привыкнуть.

– Почему вы не можете принять его любовь и поверить, что это ваша судьба? – Спрашивала меня психолог.

И я вдруг действительно подумала “а почему?”. Ведь будь я мужчиной, никто бы не удивился, а многие позавидовали, одобрительно подмигивали за моей спиной друг другу. Будь кинодивой, завидовали и говорили: конечно, при ее деньгах и не такое себе можно позволить. Я боялась зависти, осуждения и только сыну смогла сказать правду.На всякий случай мы скрывали отношения. Иначе предстоял разговор с подругой, иначе я рисковала публично разбить себе сердце, если бы Алексей ушел. Теперь я понимаю, что тогда я была просто не готова сознаться себе самой, что у нас любовь и мы теперь вместе. Может быть, я из тех женщин, которым даже в 47, а может, – особенно в 47 страшно привязывать к мужчине по-настоящему.

Я думаю, отношения можно построить со многими мужчинами. Было бы желание, притяжение, уважение и близкие интересы. Но пара рождается, когда оба принимают решение быть вместе. Я уже давно не говорю “навсегда”, я разное видела) Быть вместе до тех пор, когда обоим хочется просыпать сяв обнимку, писать днем смс, звонить из магазина спросить, что ты хочешь на ужин, обсуждать содержание книг и хандрить, если поссорились. И вообще, я должна сказать, это счастье, когда твой любовник так молод! Когда ровесники стригут волосы в ушах и носу, бегают в парке по утрам в смешных шапочках, чтобы избавиться от животика, он радует тебя мышцами и модной стрижкой. Подруги рассказывают, что Новый год лучше секса, ведь Новый год чаще. А у твоего любовника полно сил и он любит секс так же часто и долго как ты. Ты попадаешь в волну юной энергии и сама молодеешь, едешь на рок-концерты, читаешь Харари, ловишь покемонов ночью на кладбище – почему нет? Меня как будто встряхнули, жизнь будто потекла в другую сторону.

А потом вдруг оглядываешься и понимаешь, что прошло 7 лет.

И я стала бояться, что Алеша захочет детей и уйдет от меня, ведь родить я уже не могу. Одно время я таяла, когда видела чужих младенцев, жалела, что у нас нет общих детей, представляла, каким было бы мое материнство с Алешей, хотела подержать в ладони маленькие пяточки нашей дочки или сына, грустила. Он меня не понимал тогда, а потом… Слушай, но давай откровенно? На самом деле в мире есть столько интересного помимо детей. Вот представь, мне было почти 50, когда мы познакомились. Мой единственный сын дался мне с большим трудом и я больше отдавала, чем получала пока ему не исполнилось 20. Как вспомню смены школ, ветрянки, сигареты в рюкзаке, как жду его до 5 утра и постоянное чувство вины, что я плохая мать, что выбрала ему неподходящего отца, что не люблю помогать с уроками и детские утренники, брр! Не все женщины счастливые матери. Можно усыновить, да, но я никогда не хотела. Алеша шутит, что наши дети – это наши картины, собаки, поездки. И кстати он так опекает моего сына! Хотя у них разница всего-то в несколько лет.

Прошло 22 года. У нас есть внук и внучка. Алеша превратился в Алексея, хотя он и сегодня младше, чем я была тем летом, когда Алеша прилетел в Берлин, мы вместе. Моя подруга? Знаешь, она догадалась раньше, чем мы рискнули признаться и успела переварить шок до того, как я позвонила. Все-таки годы личной терапии не проходят даром) Она приняла нашу любовь. Да, так тоже бывает.

Источник: snob.ru
 
Поделиться на Facebook